?

Log in

09 September 2015 @ 05:16 pm
В российских СМИ тема беженцев в Европе в последние две недели даже вытеснила Украину. При этом государственное телевидение, как и рассчитанные на обывателя издания явно оказались на стороне европейских мигрантофобов. О беженцах говорят «языком вражды», и порой даже кажется, что россиян эта тема волнует даже больше жителей самого Евросоюза. По телевизору крутят картинки, изображающие иммигрантов в виде муравьев, или человеческого цунами, грозящего смыть «цивилизованные страны». Кажется, воплощаются в жизнь мечты барона Унгерна и Константина Леонтьева о том, что новые орды Чингисхана сметут серый и сгнивший Запад. Происходит нелепое и намеренное смешение ИГИЛ и курдов, спасающихся от непобедимых бойцов ИГИЛ бегством. Это время равно, что отождествлять СС и евреев-эмигрантов из Третьего Рейха. Часто в репортажах намеренно показывают только молодых здоровых мужчин, подчеркивая, что среди них вокруг прокрасться коварные игиловцы. Попутно немало иронии по поводу того, что многие жители Евросоюза отнюдь не враждебны к приехавшим и даже готовы приютить у себя дома: вот до чего довела наших «белых братьев» эта ужасная политкорректность! Пятнадцать лет назад российские СМИ также немало иронизировали по поводу албанских беженцев из Косово и приводили всякие фантастические цифры насчет роли албанцев в наркотраффике в Европу. Прошло время, и про албанцев забыли, но теперь пища более благодатная.

В чем причина такой враждебной к беженцам позиции, если учесть, что иммигранты стремятся именно в страны военного блока НАТО, который является основным противником России? Дело в том, что если говорят о возобновлении Холодной войны, то акценты в пропагандистских кампаниях со стороны России диаметрально изменились. Read more...Collapse )
 
 
После поражения ультраправых режимов в 1945 году, расколовшего лагерь победителей на два блока-антагониста, национал-большевизм стал тщательно учитывать новейшие факторы, максимально влиявшие на международную политику и геополитическое противостояние СССР/Варшавского Договора и США/НАТО. Антисоветская «Холодная Война» оказывала колоссальное воздействие на мировоззренческие позиции европейских национал-большевиков. Президентство Рональда Рейгана и обострение противоборства с клонящейся к закату советской «Империей Зла» закончилось, как известно, «дружественными вояжами» Михаила Горбачёва на Запад, последующим разрушением Советского Союза и ликвидацией соцлагеря. «Антивоенно-пацифистская» эйфория охватила в 1980-х годах и Германию, которая, в конце концов, «воссоединилась», но только под «заокеанским присмотром». В это же время особенно возрос интерес к работам Эрнста Никиша (Ernst Niekisch), классика немецкого и европейского национал-большевизма. Его книги наряду с другими национал-большевистскими идеологами и мыслителями были переизданы с сопроводительными комментариями. В них искались ответы на неожиданные вызовы времени.

Текст полностью:

http://www.nb-info.ru/nazbol220815.htm
 
 
Почему арабы, вооруженные калашами, направились в рассадник левизны и голубизны, а не в офис «Национального Фронта».

Нельзя сказать, чтобы последний теракт во Франции вызвал особый отклик в России – угроза возобновления активных боевых действий на Донбассе и тревожная ситуация в экономике вытеснили все остальные темы. Конечно, стали раздаваться дежурные возгласы про «банкротство толерантности и мультикультурализма» (хотя во Франции мультикультурализма по-настоящему никогда и не было, это же не Канада), но это уже мало кому интересно. Да и карикатуристы из «Шарли Эбдо», ставшие жертвами теракта, вряд ли бы вызвали в нашей стране у кого-то особую симпатию. Старомодные и престарелые левые (возраст погибших 78 и 80 лет тоже о чем-то говорит), свято верящие в «прогресс» и «разум» и считающие своим долгом бороться с «религиозными и национальными предрассудками». Третировали лепеновцев и католическую церковь, в свое время высказывали сочувствие «Пусси Риот» как жертвам клерикализации в России. Что до непосредственно причины их гибели, то в «исламизме» старики-леваки увидели реинкарнацию сталинизма, нацизма и фашизма одновременно и решили с ним бороться самым нелепым способом, который можно представить. Ведь эти карикатуры обижали всех мусульман, а не только талибов и ваххабитов.

На слуху в Европе правые исламофобы, и для кого-то, возможно, стало открытием, что есть еще и левые. Так что Брейвик был далеко не совсем прав, когда писал об «исламско-марксистском заговоре против европейской цивилизации». И кстати, левые исламофобы вызывают у мусульман гораздо больше неприязни, чем правые. Read more...Collapse )
 
 
Ровно двадцать лет назад вышел первый номер газеты «Лимонка» - пожалуй, самого яркого издания постсоветской России. До сих пор помню, как я, будучи студентом, держал в руках этот необыкновенный первый номер, который мне привез из Москвы мой друг, тогдашний региональный координатор ЛДПР Олег Русин. По сравнению с зацикленным «Русским Порядком» или замшелой «Советской Россией» это был, конечно, настоящий прорыв! На страницах этой газеты Сталин и Гитлер, Дзержинский и барон Унгерн протягивали друг другу руки и образовывали единый фронт против офисно-дискотечной цивилизации. Будоража воображение историями о подвигах былых времен, она словно заклинала бурю, которая, похоже, сейчас начинается на наших глазах. Я и сам писал статьи для «Лимонки», рассказывая о радикальных движениях вроде талибов и тайпинов, словно стращая современного гедонистического обывателя яростными бородачами Азии.

Думаю, что никто не будет спорить, что «Лимонка» была особенно интересной, когда Лимонов и Дугин были вместе, но и потом не переставала быть пьянящим и манящим изданием, вплоть до того, как Лимонов бросился в обьятия Каспаровых и Касьяновых, о чем он, наверно, сам сейчас жалеет, но это уже совсем другая тема…

Главная заслуга «Лимонки» состоит в том, что она воспитала целые поколения отечественных нонконформистов. Одни бывшие читатели и авторы «Лимонки» стали звездами культурной жизни (самый известный пример – Захар Прилепин), другие сейчас сражаются в Новороссии. Что касается меня, то самое главное, что вынес из наследия «Лимонки» - это не левизна и не правизна, а полное неприятие замшелого мещанства, которое сейчас утвердилось в России – всех этих «карьера-шопинг-курорт-аборт». Беспощадная атака на «маленьких людей» и вивисекция их так называемых «ценностей» – вот чем прежде всего была «Лимонка» в свои лучшие годы.
 
 
Квартира диссидента 70-х годов. Книжные полки, сплошь уставленные машинописными брошюрками, известными в народе под броским названием «Самиздат». Внизу – пачки рукописей, предназначенные к прохождению через пишущую машинку и превращению в такие же брошюрки. Им суждено разойтись по квартирам таких же диссидентов и многочисленных сочувствующих. На почетном месте громоздится сама пишущая машинка, чаще – отечественная, марки «Москва». Иногда – трофейный «Ундервунд», привезенный отцом с войны, но это - редко.

В обществе бушует идейный кризис. Власть способна множить лишь книжицы, усеянные цитатами полувековой давности, которые она по своему недоразумению именует – идеологией. Что написано в этих книжках все отлично знают, потому никто их не читает. Назначение их в том, чтобы в качестве фигового листочка прикрывать звенящую пустоту. Но природа пустоты не терпит, разными листочками ее не обмануть. Человеческая душа ее не терпит тем более. И тысячи людских пальцев, прыгая по жестким клавишам старинных машинок, стремятся заполнить ненавистный вакуум.

http://www.schwarz-front.ru/halgen181114.htm
 
 
 
О влиянии украинского кризиса на международную обстановку уже писали очень много, поэтому мне хотелось бы обратить внимание на то, как этот конфликт повлиял на общественное сознание в России. Прежде всего, удалось развеять атмосферу, характерную для «дисциплинарного санатория», с таким мастерством описанную Эдуардом Лимоновым в одноименной книге. Выяснялось, что история не свелась к увеличению количества торгово-офисных центров и появлению IPhone5, что война может идти не только в «диких» странах Азии, но и в «цивилизованной» Европе, что штурмы городов, яростные атаки, колонны пленных и расстрелы без суда и следствия не остались в далеком прошлом, а могут быть здесь и сейчас, и в современных обывателях может проснуться дух героических предков.

http://schwarz-front.ru/ukraina051014.htm

ukraina051014
 
 
пония для нас всегда была каким-то образцом непонятности. В сравнении с японцами любой другой народ кажется для нас много более понятным и, соответственно — более близким. Непонятность Японии за многие века сделалась столь разумеющейся, что с давних времен очень мало кто делал попытки ее понять. Понять — в смысле извлечь из опыта жизни ее народа уроки, полезные русским.

Возьмусь утверждать, что мода на непонимание Японии, как и много других бесполезных и вредоносных мод, пришла к нам из Европы. Которая, пройдя множество морей и океанов, покорив по пути при помощи оружия и монет все подвернувшиеся страны и народы, дошла, наконец, и до Страны Восходящего Солнца. Но та не открыла ей ни окон ни дверей, оставив горделивых людей Запада бессмысленно взирать на земли, в которые им не было хода. Понять европейскую обиду можно лишь будучи португальцем или голландцем того времени, привыкшим смотреть на все неевропейские земли, как на дикие, населенные варварскими племенами. И вот в то время, когда одни «варвары» не жалея сил рубят в Европу окна, другие — нагло захлопывают дверь, едва не прищемив длинного европейского носа!

Текст полностью:

http://schwarz-front.ru/halgen220914.htm
 
 
В отличие от многих отечественных радикалов, я никогда всерьез не воспринимал затею с «независимой Шотландией», так что и результаты референдума меня не расстроили. Весь этот шотландский национализм больше относится к историческим реконструкциям и ролевым играм, столь модным в постисторических обществах, чем к серьезным политическим движениям. Современные офис-менеджеры, обряжающиеся по выходным в Уильяма Уоллеса, могут вызвать только улыбку. Народ, практически полностью говорящий по-английски, для которого язык его предков такая же экзотика, как японский. Даже если бы сторонники отделения и победили бы, мы бы просто получили еще одну провинцию в рамках ЕС – этой «всеевропейской республики пошлости», которую в свое время предвидел Константин Леонтьев.
 
 
ANTI-CAPITALIST NETWORK / ANTI-KAPITALISTISCHES NETZWERK / АНТИКАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ СЕТЬ представляет собой попытку наладить тесную связь между различными националистическими антикапиталистическими движениями в Европе. Это объединённый общностью взглядов, свободный союз отдельных лиц, групп и движений, которые ищут пути и средства противостоять диктатуре капиталистической системы и неолиберальной глобализации.

ANTI-CAPITALIST NETWORK / ANTI-KAPITALISTISCHES NETZWERK / АНТИКАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ СЕТЬ не является группой или партией, но является силой, действующей децентрализовано через организованные политические действия, объединённые общими взглядами, и именно поэтому она не имеет членов или представителей, руководителей или лидеров.

http://schwarz-front.ru/anticap180914.htm

anticap1
 
 
Испанский традиционалист о распространении идей Эволы в Испании и странах Испанской Америки.

На протяжении длительного времени личность и идеи Юлиуса Эволы имели незначительное и почти нулевое влияние в испаноязычном мире. Первый перевод на испанский язык работы этого автора мы можем отыскать в составе вышедшего в Риме издания «Протоколов сионских мудрецов», предисловие к которому он и написал. Но после этого должно будет пойти еще более чем тридцать лет, чтобы в Мексике в 1974 году был издан перевод на испанский первой работы Эволы, которой оказалась книга «Маски и лики современного спиритуализма», за которой годом позже, в 1975 году, в Барселоне, Испания, одно из ведущих издательств этой страны опубликует «Мистерию Грааля», впоследствии переизданную в 1982 году (1). После этого, хотя и медленно, начнут выходить и другие работы Эволы (2). Итак, можно было бы сказать, что лишь сразу после смерти Эволы стали публиковаться переводы его книг на наш язык, но даже так его влияние оставалось практически нулевым, если только не принимало искаженные формы, в среде испаноязычных интеллектуалов, несмотря на то, что в определенных кругах, о которых мы впоследствии поговорим, его достаточно хорошо знали и даже читали в оригинале. Кроме того, добавим, что недавно за эти два последних года (и я особенно включился в эту работу) (статья была написана в 1999 году – Прим. пер.), Эвола начал приобретать влияние и пробуждать интерес в некоторых кругах, что прежде всего произошло в Аргентине и оттуда распространилось на другие страны Латинской Америки.

http://schwarz-front.ru/revolt/evola140914.htm